Годы жизни: (1924-1991)
Зульхаджа Ханашховна Чичева родилась в ауле Нешукай Теучежского района. Бабушкабудущей певицы замечательно играла на гармонике, дедушка был пхачичао.

Зульхаджа Чичева Зуля с малых лет пела в художественной самодеятельности, а когда создавался ансамбль песни и пляски, в 1938 году юная Зуля стала его артисткой, а через два года солисткой ансамбля и оставалась ею на долгие годы, работала в концертно-эстрадном бюро.

Зуля Чичева, от природы наделенная сильным и красивым голосом, одна из первых в нашем народе удостоена высокого почетного звания заслуженной артистки Российской Федерации. Будучи солисткой Адыгейского государственного ансамбля песни и пляски, она имела необыкновенный успех у слушателей. Исполненные ею песни, никого не оставляли равнодушными. Вершиной ее исполнительского мастерства были песни «Адыиф» и «Плач Гошегаг».

Я уверен, что и через много лет этим голосом, этой манерой пения будут восхищаться наши потомки.

Звания: Заслуженная артистка РСФСР (1957)

Награды: За доблестный труд (1970)

Источник: Туко К.С. Адыгейское музыкальное искусство. — Майкоп, 2006 г.

Линия судьбы Зульхадже Чичевой

Однажды услышав этот голос, захочется его слушать снова и снова… Таким редким свойством — бархатным, низким голосом — обладала Зульхадже Чичева. И хотя репертуар певицы был не столь велик, ее выхода на сцену с нетерпением ждали тысячи и тысячи слушателей. Она умела так проживать каждую песню, так бередить душу, так вживаться в образы своих героинь, что забыть ее исполнение было невозможно.

«Она — мой дом, она — моя страна».

Такую дарственную надпись оставил нашей любимой певице, великолепному человеку и патриотке Адыгеи З.Чичевой Киримизе Жанэ на своем стихотворении (газета «Советская культура», 10.06.1972 г.), названном простым словом — «Женщине». Это обобщенное лирическое посвящение дает штрихи к ее живому портрету.

На фотографиях и в афишах домашнего архива певицы, в статьях и рецензиях отражены все важные моменты творческого пути этого деятельного человека искусства — певицы, заслуженной артистки России Зульхадже Ханашхозовны Чичевой. Вместе с тем все эти события одной биографии — живая история музыкальной культуры Адыгеи довольно большого периода, начиная с рубежа 30 — 40-х годов и до конца 80-х.

Среди аульчан Нешукая распространена такая шутка: если из рода Чичей — значит, обязательно музыкант, и все дети у него тоже музыканты. Например, дедушка Зульхадж по три месяца гастролировал по соседним аулам, и всегда в его руках был инструмент: то камыль, то гармошка. Так и пошла традиция: в семье все любили музыку и учили детей музицировать.

Учась в сельской школе, Зуля, как и многие ее сверстники, любила читать стихи, петь, танцевать, была непременной участницей художественной самодеятельности. Начало ее артистической карьеры относится к осени 1938 года, когда колхозница из Нешукая стала артисткой недавно созданного в Майкопе ансамбля народной песни и пляски. Судьба девушки с приходом в ансамбль круто изменилась. А через два года певунья становится солисткой. Богатая природная одаренность сразу выделяет ее выступления и приводит к зрительскому успеху, где бы она ни пела.

Вторым ее даром было трудолюбие, а третьим — сильный, волевой характер. Уж так она была устроена — никогда не уставала весело и темпераментно работать. С любовью и глубоким уважением Зуля говорила о своих наставницах И.В.Святловской и В.В.Богдановой, подчеркивая особую и определяющую роль этих крупных музыкантов-профессионалов в ее творческой судьбе. В личном архиве певицы есть рукопись воспоминаний дочери Инны Владимировны — Натальи Поповой, которая пишет о самоотверженном трудолюбии Зульхадже: не было ни дня, ни минуты без раздумий о творчестве, отрабатывались каждое слово, каждая музыкальная фраза. В.В.Богданова, обладающая чудесным голосом (драматическое сопрано), окончившая Московскую консерваторию, учила Зулю актерскому мастерству. Вместе они (Богданова была ее концертмейстером!) чуть ли не пешком прошли в трудные послевоенные годы по всем адыгейским аулам, пели в неотопленных, разрушенных войной клубах и школах. Зуля позднее любила рассказывать, как рождался репертуар, с каким упорством преодолевались трудности, когда сами писали сценарии, настраивали инструменты, топили печи в холодных комнатах, носили ветки из леса, рубили дрова.

Одним из своих наставников Зульхадже считала и главного режиссера театра им. А.С. Пушкина в Майкопе, Заслуженного деятеля искусств России М.С. Ахеджакова. Вместе с сестрами Святловскими они являли собой такой творческий союз, который объединяла животворящая энергия, высокие цели, любовь к искусству. Они всегда были в гуще событий своего времени, были оптимистами и реально осуществляли свои мечты, созидая культуру Адыгеи. Все, кто с З.Х.Чичевой работал в ансамбле, не могли не заразиться ее гражданским пафосом, ее любовью к жизни и своему народу.

Настоящей кульминацией в биографии певицы стало участие в декаде искусств по поводу 400-летия вхождения Адыгеи в состав Российского государства. Москва, 1957 год. Показ достижений культуры Адыгеи и Черкесии, выступления на лучших сценических площадках столицы, постоянные отчеты и восторженные информации о грандиозном успехе… Зрительская реакция москвичей была удивительной: бурные аплодисменты не смолкали, руководители, среди которых были и члены правительства, и простые зрители, дали самую высокую оценку самобытному искусству, устроив овацию исполнителям. Программа выступлений тщательно готовилась и стала достойным результатом подвижнического труда прежде всего крупных коллективов — ансамбля песни и танца, объединенного хора, а также солистов-вокалистов.

И все эти сольные выступления чередовались с экспрессивными народными танцами, прекрасно исполненными хореографическим составом ансамбля, и монументальными хоровыми полотнами. Это была отличная режиссерская работа В.Мурадели, М.С.Ахеджакова, руководителей ансамбля и хора. Декада 1957 года стала судьбоносной вехой в творческой судьбе многих артистов. Звания заслуженных артистов России получили Юрий Ходжаев, Масхуд Бешкок, Николай Игнатенко, Зульхадже Чичева и Владимир Буримов.

Как подтвердила жизнь, наша героиня сумела стать личностью. Она всегда была очень организованным человеком. Обыгрывая фразу стихотворения Киримизе Жанэ, можно сказать, что ее земной радостью бытия и сутью ее жизни стало служение своему народу через служение искусству.

Песенный репертуар Зули был избирательным, она его серьезно и глубоко осмысливала, затем тщательно отрабатывала. Но все, что она пела, было духовно содержательным. Основу ее репертуара составляли адыгские народные песни или патриотические песни современных композиторов. Она любила и лирические, и шуточные песни, часто обращалась к самым популярным песням из кинофильмов, таким как «Одинокая гармонь», «Хороши весной в саду цветочки»…

В её репертуаре были почти все песни Инны Святловской, некоторые песни У.Тхабисимова. Но мастерство певицы проявилось прежде всего в старинных песнях-плачах, где запечатлелось далекое прошлое, которое совершалось и оживало сейчас, благодаря таланту перевоплощения актрисы. Зуля всегда следовала своему правилу: выходить на сцену в национальном костюме и петь на родном языке — это как своеобразный ритуал верности традициям.

Она умела быть сдержанной и экспрессивной, но всегда с чувством и мерой благородства, внутренней собранности. В каком бы эстрадном концерте она ни участвовала (это уже было в концертной филармонической работе), при ее выходе зал буквально замирал. Она умела держать паузу, дожидаясь тишины, и… начинала петь. Вот тогда и костюм, и состояние души, весь строй погружения в глубину исполняемых песнопений — все это было так органично и наполненно, что вызывало ответную реакцию слушателей. Так происходило на каждом концерте, где бы ни пролегали пути гастрольных турне, во всех близких и далеких уголках России и бывшего Советского Союза.

Все, кто работал с ней рядом, отмечали ее неутомимую работоспособность. Однако с момента поступления ее дочери Наташи в музыкальное училище Зуля приняла мудрое решение — ограничить активную концертную деятельность.

— Надо уходить со сцены тогда, когда еще хотят тебя слушать, — говорила она.

Но, независимо от возраста, Зульхадже по-прежнему оставалась верна себе, «неслась» по жизни со скоростью молодого человека, скрывала свои недуги. Неизбывная энергия снова и снова приводила ее на сцену для участия в значительных событиях музыкальной жизни.

Нам, современникам, посчастливилось быть свидетелями поступательного развития исполнительского искусства тех лет, когда в Майкопе еще не существовало филармонии, но потенциал творческих сил накапливался. Мы впитывали художественную атмосферу тех лет, и наши судьбы пересекались с судьбами выдающихся певиц, которые знакомили нас с самобытной адыгской музыкой. Именно к таким, чьи сердца светились горячей любовью к старинным народным адыгским песням, принадлежит Зуля Чичева, которая пронесла через всю жизнь трепетное отношение к традициям и оставила свой деятельный вклад в национальной культуре. Все, чем она владела, не имея прямых учеников, она передала молодым, и эта цикличность в развитии истории культуры бесконечна.

Среди государственных наград в архиве певицы, кроме звания заслуженной артистки Российской Федерации, ордена и медали — «За трудовую доблесть», «Участнику трудового фронта» (для актрисы это — награды за концертную деятельность), «Ветеран труда» и медаль к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина.

Роза Пшизова, кандидат искусствоведения, 8 лет назад назвала свою статью памяти Зули Чичевой «Пусть взойдет над миром добрый голос твой», где писала о чудном голосе «соловья Северного Кавказа», который запечатлен в многочисленных записях. Сегодня ее голос звучит в нашей благодарной памяти, и это голос богатейшего тембра, который хочется назвать бархатным, яхонтовым, подобным сиянию топаза.

Татьяна Сухова, газета «Советская Адыгея» от 11 декабря 2007 года